ПОИСК

КОММЕНТАРИИ

Вы еще не оставили комментарии

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Дайверское увлечение Яны Чуриковой.

Дайверское увлечение Яны Чуриковой.

Батискаф: Как началась Ваша дайверская история?
 Яна Чурикова: 
Весьма банально. В 2005 году Валдис Пельш позвонил мне и сказал: «Чурикова, подмени меня! Позарез надо! Только единственное – тема дайверская, а ты, я знаю, не ныряешь...». Да, я испугалась, ведь тема для меня была совершенно новая. 
 Мы встретились с организаторами фестиваля "Золотой Дельфин", которые уделили мне максимум времени и ввели в курс дела – а в качестве компенсации за работу я получила возможность обучиться дайвингу. Сама бы я никогда!. На квалификации OWD я не остановилась и за два года сдала на Advanced Trimix и сухой костюм. Думала, что это не предел, однако дальнейшее обучение пришлось прекратить.
Б: Почему?  
Я.Ч.: Потому как на свет появилась моя дочка, которой скоро уже будет два года. В связи с этим в последнее время у меня не получалось понырять. Первая за долгий период дайв-поездка состоялась в ноябре прошлого года – какое тут может быть дальнейшее обучение? Поэтому ни лицензии Dive Master, ни Rescue у меня нет – это если PADI. А по TDI у меня даже нет никаких желаний продвигаться дальше. Мой муж мне запретил заниматься техническим дайвингом, так что я даже не знаю, зачем были все эти погружения, экстремальные подвиги?
 Б: Пожалуйста, поподробней об экстремальных подвигах!  
Я.Ч.: Вот, например, я установила личный рекорд глубины – 107 метров. Мы погружались в Дахабе вместе с рекордсменом мира Паскалем Бернабе. Именно под руководством Паскаля я получила квалификацию Advanced Trimix Diver. И вот после моего рекордного погружения на 107 метров муж и сказал, что пора завязывать с этим делом: женщина должна быть в первую очередь матерью. Его можно понять: он испугался, наслушался рассказов моих друзей-технодайверов о том, что это опасно, что на глубине может всякое произойти. Кроме того, когда муж увидел то количество снаряжения, которое используется для стандартного технического погружения, он просто прибалдел: спарка на спине женщины, да ещё и с двумя баллонами по бокам!  

 


 

Б: Какие были ощущения после такой глубины?  
Я.Ч: Только положительные. Вообще-то мы так соревновались с Пельшем. Причём на тот раз победила я, потому как мои 107 метров побили валдисовские 103. После погружения я не стала сразу ему звонить, думаю, не буду расстраивать. Пельш узнал обо всем из газет, позвонил мне с вопросом: почему это я ему лично все не сказала. Но я его успокоила, что «технарить» больше не буду, поэтому он теперь сможет ставить любые рекорды: я свою кандидатуру с соревнований снимаю. 
Б: Вот Вы сдали на сухой костюм – а бывали уже в холодных морях?
Я.Ч.: В сухаре пока тренировалась только в подмосковном карьере, причём давно. Даже не знаю, во что сухой костюм теперь превратился – за ним же надо ухаживать! Со страхом думаю: а вдруг он уже рассыпался? Все друзья надо мной смеются: вот, купила себе дорогой костюм и сложила на полку. В общем, моя мечта об Антарктиде и морских леопардах так пока и остается мечтой.

Б: Если техно – нет, то, может быть, фридайвинг? 
Я.Ч: Нет, это тоже не по мне. Это по части Ани Груця, она тренируется, и с Натальей Молчановой дружит. 
Я даже согласна выступить в роли такого лоха-рекреационщика, который с баллоном выглядит как простой муравей на фоне этих прекрасных бабочек-фридайверов, играючи проплывающих мимо. Пускай плывут дальше, мне и так хорошо.
 Фридайвинг – отдельный вид подводного плавания, и для меня он пока закрыт. Хотя, знаете, в нарушение запрета относительно того, что фридайвингом нельзя заниматься после погружения на воздухе, иногда бывает, что после нырялки хочется размяться, когда час проболтался в воде, спина затекла… Я снимаю баллоны и заныриваю куда поглубже на задержке. Отличная разминка для спины! 
Б: Каков личный рекорд по погружению на задержке дыхания?
Я.Ч: Рекорд есть: правда, поставленный по дури – потом еле всплыла вообще. Надела грузовой пояс, думаю: дай выпендрюсь. И ушла сразу метров на 20 вглубь. Смотрю на компьютер, потом прислушиваюсь к ощущениям и понимаю, что хочется дышать, а нечем. Я очень быстро пошла наверх, со страшной скоростью, но, к счастью, все обошлось. Так что для меня фридайвинг обернулся вот таким экстримом. 
Б: Дочку, когда подрастет, привлечете к погружениям? Ведь есть специальные курсы для детей.
Я.Ч: Да, у PADI есть Bubble Maker, доступный с восьмилетнего возраста. Но я хочу прислушаться к желаниям своего ребёнка: понравится – будем ходить, не понравится – не будем. Очень странно наблюдать те семьи, где кто-то кого-то заставляет заниматься чем-либо. Мне даже своего мужа не удалось вдохновить на занятия дайвингом. Вот подводная охота – это да, это ему нравится. Так что мы по разные стороны баррикады: я рыб изучаю, он же собирается их стрелять. 
Б: А Вы сами не хотели попробовать поохотиться?
Я.Ч: Нет-нет, ни за что, у меня просто рука не поднимется.
Б: А фотоохота? 

Я.Ч.

А вот это с удовольствием. Как-то взяла подводный бокс у коллег – из воды не могла выйти часа полтора: то свет не устраивал, то композиция. Над моей настойчивостью смеялась вся команда профессиональных фотографов. В то путешествие я поняла, что иметь в качестве бадди подводного фотографа – дело гиблое. Потому что если фотограф снимает какого-то крохотного червячка, от него не отойдет ни на шаг, пока не получит нужный кадр.
Фотографы – по определению одиночки, несмотря на все предписания техники безопасности. Поэтому, друзья мои, если вам так не повезло и ваш бадди – подводный фотограф, просто тихо опекайте его сверху, не требуя внимания.
Но есть свои приятные стороны: можно получить не самую плохую фотографию себя любимого, подвешенного в морской стихии.
Б: Кого из друзей удалось привлечь к дайвингу?

Я.Ч: Периодически кто-то где-то ныряет, но я не могу сказать, что сила моего убеждения такова, что мои «сухопутные» друзья стали просто фанатами дайвинга. А вот среди уже закоренелых дайверов у меня появилось очень много друзей – я нашла прямо родственные души. 
Б: Какая подводная фауна Вас больше всего впечатлила? Вот, например, с акулами ныряли? 
Я.Ч: Да, акулы уже даже не впечатляют. Потому как те, которых уже видела, совсем не страшные, а на тех, которые страшные, смотреть не хочется. Вот китовую акулу я бы хотела повстречать – она не опасна. Манты – совершенно удивительное зрелище... 
 Когда долго присматриваешься к другим формам жизни, понимаешь, что и в подводном мире у каждого существа своя собственная ниша. И вот как раз за этим наблюдать это здорово!  

Posted on 2012-10-23 Новости 0 1128

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙоставьте ответ