ПОИСК

КОММЕНТАРИИ

Вы еще не оставили комментарии

АРХИВ НОВОСТЕЙ

Такие разные реки

Такие разные реки

Классификация рек по величине осуществляется исходя из величины площади их бассейна. В соответствии с этой классификацией «средними» реками называют те, площадь бассейна которых не менее двух тысяч квадратных километров и не более пяти. «Малые» реки имеют бассейны менее 2 тыс.км2. Но для нас, ищущих в реке рыбу и охотящихся на нее, такая классификация не годится по вполне понятным причинам.

Любая крупная равнинная река в верховьях еще совсем мелкая и узкая, потом становится шире и полноводней, а в среднем и нижнем течении это уже река большая, глубокая и судоходная. Многие горные реки, сбежав с гор, превращаются в равнинные, и к ним будут вполне применимы все наши последующие советы и рекомендации. Предположим, вы впервые оказались на таких реках, и встает вопрос: «Куда плыть, где искать рыбу?» Эта ситуация вполне реальна для начинающих охотников. Но и опытные подвохи могли набраться опыта, например, на ближних озерах, где постоянно и много охотились, на море или водохранилище и плохо себе представлять особенности охоты на малых и средних реках. А особенности такие имеются. Попробуем их обозначить. Жизнь и конкретное местонахождение рыбы в реке определяется массой факторов, и не сомневаюсь, что о многих из них мы даже не подозреваем. Но по большому счету их всего два: наличие корма и приемлемые гидробиологические условия. И то, и другое в значительной мере зависит от рельефа русла, наличия в нем водной растительности и каких-либо объектов, резко меняющих скорость течения. Вот исходя из наличия и различного сочетания этих факторов мы попробуем найти в реке рыбу и определиться с тем, как эту рыбу взять. Это самый распространенный вариант: по берегам неширокой реки глубиной 1–3 метра растут кусты и жесткая водная растительность. Во-первых, и то и другое, пусть в незначительной степени, но ослабляют течение. Кроме того, за счет трения поток всегда ослабляется вблизи берегов и дна. В равнинных реках живет именно такая рыба, которая к быстрому току воды не приспособлена, поэтому она будет искать умеренное течение как раз вблизи берегов в кустах и тростниках (камышах, осоке, рогозе). Мирная рыба – караси, лини, язи, плотва – имеет здесь корм и прячется от хищников, а хищники отдыхают. Нет смысла ломиться вдоль берега по тростникам и кустам – слишком много шума наделаете. Я обычно медленно засовываюсь со стороны русла в прибрежную полосу тростника, осматриваюсь и при необходимости продвигаюсь ближе к берегу. Нет ничего – выхожу задним ходом. Продвигаюсь на 3–5 метров вверх по течению по открытой воде и вновь засовываюсь в тростник. Кусты часто нависают над водой и заполняют собой толщу воды вблизи берега, причем очень часто в этих местах приличная (метр–два) глубина. В таких случаях я захожу под кусты с глубины по дну. Нет рыбы – разворачиваюсь и всплываю, стараясь не задевать подводные ветки. Так же, как в случае с тростниками, продвигаюсь вверх по течению на несколько метров (зависит от прозрачности воды, плотности и протяженности полосы кустов) и вновь ныряю. Нечасто, но в моей практике такое было, когда жесткая водная растительность захватывает не только прибрежную полосу, но и значительную часть всего русла. Это возможно, когда в реке имеются острова либо ее ложе расширяется, мелеет, а течение почти исчезает. В таких кущах можно встретить уже любую речную рыбу. Такие места ей еще больше нравятся по двум причинам: первое – там лучше чувствуется течение, чем вблизи берега, второе – там более ровное дно. Давно уже подмечено, что те рыбы, которые хотели бы отдохнуть на дне, не ложатся на склоне, а предпочитают ровное дно.

В магазине Батискаф, который находится в Киеве, можно приобрести снаряжение для подводной охоты. Батискаф имеет самый большой ассортимент снаряжения для водных видов спорта в Украине.

Гидрокостюмы для подводной охоты

Поэтому, обнаружив посередине реки островок тростника или рогоза, непременно проверьте его. Проломитесь в самую середину, в самую крепь, и очень возможно, что именно там ждет вас местный карп, бронзовый красавец-линь или хозяйка плеса – щука, которая нашла там самое спокойное место для переваривания добычи. И еще одно наблюдение, которое вполне допустимо ввести в ранг непреложного правила. Оно применимо к любой реке, независимо от структуры ее ложа. Звучит примерно так: «Чем более мощное течение и чем гуще укрытия для рыбы (тростники, ветки, трава, бревна и т. д.), тем крепче стоит в них рыба и тем больше шума позволительно допускать охотнику». В реке, у которой вдоль берега имеется стена из жесткой и мягкой водной растительности, резко обрывающаяся к голому или покрытому невысокой растительностью дну, есть один оригинальный метод охоты. Основная цель при этом – жерех, хотя в качестве «прилова» могут быть голавли и лещи. Заключается метод в том, что охотник идет сплавом вплотную к этой стене, ружье держит горизонтально и направленным градусов под 30 в сторону середины реки и совершенно не смотрит вниз – только вперед. Жерех, как правило, выскакивает перед вами из стены и прямо или по дуге удаляется к середине реки. Вот тут не зевай! Понятно, что такая охота возможна лишь при высокой (3–5 метров) прозрачности воды и требует дальнобойного и точного оружия. Со своими пневматами, которыми брал везде и всякую рыбу, я на такой охоте был бессилен. Вот тогда и прикупил впервые арбалет. Это вариант, когда в реке с почти ровным ложем и глубиной не более 4 метров много мягкой водной растительности. В зависимости от донного грунта и силы течения это могут быть валлиснерия, водокрас, аир, кувшинки и кубышки, но более всего различных разновидностей рдестов. Для средней полосы России это едва ли не самая благоприятная среда обитания большинства видов «белой», нехищной рыбы. Она максимально отвечает всем их требованиям: наличие корма, наличие укрытия от хищников и благоприятный кислородный режим. Там можно встретить и хищников – судака, сома, щуку, но это для них скорее место отдыха, а охотничьи угодья у них все же места более открытые. Встретив на своем водном пути такие участки на реке, проверять их следует двумя основными методами. Если течение достаточно сильное и оно укладывает верхнюю половину растительного ковра почти горизонтально, то нам не остается ничего другого, как нырять и заглядывать под эту зеленую крышу. Сверху рыбу не заметить, какая бы она большая ни была. Идти сплавом в этом случае очень неудобно, так как на каждом нырке приходится разворачиваться, чтобы осмотреть участок под травой. С другой стороны, охотиться, двигаясь против столь приличного течения, тоже не сахар. Тут уж придется ориентироваться каждому на месте. При слабом течении, когда растительность стоит «лесом», порой до самой поверхности, возможностей в поиске рыбы у вас больше. Иной раз, при не слишком высокой плотности тех же рдестов, можно обнаружить рыбу и с поверхности (обычно не целиком, а какой-то ее фрагмент). Чаще приходится подныривать, но не так, как в предыдущем случае, когда приходилось ложиться на дно, а на половину глубины или чуть больше. Ныряете, всплываете на этом же месте, смещаетесь в сторону по поверхности, снова ныряете... На некоторых реках такой метод – основной, и в этом режиме приходится «работать» не один час. Так как глубины малые и необходимости долго находиться под водой нет, то график нырков совсем не такой, как нам рекомендуют асы-глубоководники. То есть долго восстанавливаться на поверхности нужды нет. Фактически вы находитесь в привычном «безнырковом» режиме. У кого-то, может, и по-иному, но за собой я замечал, что, когда просто плыву по поверхности против или поперек течения, то дышу «ступеньками»: вдох – задержка – выдох, вдох – задержка – выдох. Задержка вроде бы и не нужна, но организм почему-то ведет себя именно так. Получается, что в таком же режиме я охочусь на неглубоких, заросших участках реки. В том случае, если придонной растительности немного и растет она островками, между которыми открытое дно, то охота методом сплава может оказаться вполне добычливой и точно самой легкой. Все ваше внимание здесь следует направить уже не на заросли травы, а на прогалы между ними. Это характерное охотничье место щуки: и от течения спряталась, и обзор хороший. Отличить нашего главного хищника, когда он в стадии охоты, а когда нет, просто: лежащая на дне щука, как правило, с полным брюхом, а находящаяся «на плаву» – с пустым. Она находится в стадии охоты. Так как щука может охотиться круглые сутки, то в любое время дня и ночи вы можете увидеть этих хищниц в любом из названных состояний. При этом реакция щуки (да и любой другой рыбы) на ваше появление тоже разная: сытая рыба находится в умиротворенном состоянии, чувства ее притупились, и все происходящее вокруг ее мало интересует. А голодная, находящаяся в стадии охоты, наоборот: чувства обострены, она вся «на товсь» и одинаково мгновенно готова броситься на жертву или дать деру, чтобы самой не стать жертвой. В малых и средних реках, которые очень часто протекают по лесистой местности, нередко встречаются завалы. Формируются они обычно на основе какого-нибудь упавшего в реку большого дерева. Завалы в реке могут сохраняться десятилетиями, но все равно они не вечны. Так как нагромождение стволов, веток, отмершей травы и всякого мусора создают преграду течению, это обстоятельство привлекает сюда рыбу. Например, это, пожалуй, самое излюбленное место жительства голавлей. Им что нужно: стоять в затишке, но чтобы рядом хорошее течение приносило им корм. Как раз то, что мы имеем в речном завале. У самого дна, среди веток и палок, но ощущая хорошую «течку», любят стоять судаки. И сомы не прочь пристроиться в таком затененном, но проточном месте, особенно если завал с крышей. О том, как обрабатывать завал, в МПО было написано уже не раз. Ничего нового я предложить не смогу, разве что еще раз напомню, что охота в завалах при наличии течения – это, пожалуй, наиболее опасные условия для нашего увлечения летом. А обрывки сетей, бесчисленные блесны и воблеры, невидимые лески, часто дополняющие подводную картину завала, еще больше увеличивают возможность беды. Часто можно слышать от охотников такие признания: «Проплыл пять великолепных, но пустых завалов, а в шестом, неказистом, рыба была». Понятно, что на 100% достоверного ответа нет ни у меня, ни у кого другого. Но есть версия. При действительно равнозначных завалах концентрация рыбы в одном из них носит случайный характер. Почему я так думаю? А вспомним давнишние времена, когда рыбы было в разы больше. Вот тогда она и была в каждом завале, и я это хорошо помню. А нынче просто-напросто нет столько рыбы, чтобы хватило на все завалы.

Только и всего. А почему рыбу встретили именно в том, может, не самом лучшем завале, так это опять же могло быть случайностью. Возможно, именно этот неприметный завал пропустили охотники и «электрики», а те хорошие, но пустые, обрабатывают через день. Малые и средние реки, протекающие по безлесной равнине, нередко имеют мелководные заливы и затоны. Их водный режим сильно отличается от режима самой реки: течение отсутствует, температура воды выше, растительности и всякой микрофауны больше. Наличие там рыбы сильно зависит от времени года, точнее, от их температурного и кислородного режима. Летом, когда вода в таких затонах нагревается сильно, шансов найти рыбу в них почти нет. При сильном нагреве живая и отмершая флора начинает выделять что угодно, только не требуемый рыбе кислород. Рыба, даже караси и лини, которые не столь привередливы в отношении чистоты воды, уходят в русло. Другое дело осенью и особенно весной. Весной мелководные заливы быстрее прогреваются, в них быстрее появляется корм для «белой» рыбы. Это первое после зимы место откорма нехищной рыбы, за которой подтягиваются и хищники. Осенью процесс обратный: мелководные заливы быстрее остывают, чем остальная вода в реке, и если там какая-то рыба и находилась, то она будет скатываться в основное русло. Сколько осенью я ни заплывал в такие места, практически ничего не видел. А вот зимой из-подо льда, который накрывал такие заливчики, не единожды наблюдал выскакивающие стаи лещей. Но это не наша сегодняшняя тема. Данный вариант характерен для рек со средней глубиной от трех метров, но главное – с особым донным грунтом и приличным течением. Последние два фактора вкупе препятствуют бурному росту водной растительности. В каждой реке мы ищем любые препятствия течению и именно там обнаруживаем рыбу. Казалось бы, в реке с голым руслом, не имеющем таких препятствий, рыбе будет некомфортно. Но давайте вспомним совсем уж древние времена. То есть отсутствие в реке водной растительности не влияло пагубно на численность обитающей в ней рыбы. Значит, мы вправе предположить, что в сегодняшних реках с голым руслом рыба тоже имеется, хотя охотнику на ней и зацепиться взглядом не за что. Надо искать. Когда впервые попадаешь на такую реку либо на такого рода участок реки, целесообразно идти сплавом. Так мы за минимальное время обследуем большой участок и, возможно, разгадаем секреты водоема. Всегда лучше не просто катиться по течению, а ходить зигзагом, под углом к его направлению. Тогда можно обнаружить перепады глубин, россыпи валунов, локальные углубления, которые могут оказаться пристанищем для той или иной рыбы. Возьмем худший вариант: ничего вышеперечисленного нет, а русло представляет собой «корыто» с плоским дном и крутыми свалами. В этом случае советую сплавляться прямо по линии перехода свала к плоскому дну, именно в этом месте пристроятся судаки и сомы. Почему? По той причине, что в этом месте течение сильнее всего тормозится, и рыба не тратит энергию на его преодоление. Возможно, эти же участки – наиболее вероятные места встречи хищников с потенциальными жертвами. Касательно судаков: эти клыкастые нередко встречаются и на ровном песчаном дне, особенно по весне, когда поднимаются по рекам в верховья. Когда прозрачность воды позволяет увидеть дно, такой сплав обычно наиболее простой и максимально продуктивный. Если нет, то приходится нырять и сплавляться на таком удалении от дна, которое позволяет его отчетливо видеть. Чем длиннее подводный проплыв, тем дольше придется отдыхать и катиться по поверхности, пропуская, возможно, под собой рыбу. Развернуться и, работая ластами, пытаться удержаться на месте, чтобы исключить те самые пропуски, неэффективно – отдохнуть толком не получится, что непременно скажется на продолжительности последующего подводного проныра. Обитание рыб в реках с голым руслом заставляет их вести более подвижный образ жизни. Это наталкивает на мысль, что в таких реках методу охоты «залежка» следует уделять много больше внимания, чем в малых реках. Многие охотники рекомендуют делать залежки на склонах, ожидая появления рыбы с глубины. При этом появление рыбы совсем не обязательно будет означать, что вы улеглись как раз на «рыбьей тропе». Очень часто рыбы (в том числе и нехищные) привлекаются неясным для них подводным возмущением, создаваемым охотником. А вдруг там в разгаре коллективная кормежка и «поляна накрыта» или потенциальная жертва ждет, когда же прекратят ее мучения... Вот и выходят поглазеть. Если в такой реке по руслу имеются значительные подъемы дна с такими же крутыми свалами, то все вышесказанное применимо и в этом случае. Самые запомнившиеся мне такие залежки я делал 35 лет назад на Днепре. Из глубины поднимались щуки и судаки – настоящие монстры, против которых мое тогдашнее оружие было бессильно. Русла рек, как правило, извилисты. Предположим, река резко поворачивает вправо. Тогда под правым берегом течение будет слабее, а под левым – сильнее, под правым берегом будет отмель, а под левым – максимальная глубина. Сильная струя бьет в левый берег, подмывает его и нередко стаскивает в воду вертикально потом стоящие под водой кусты и даже деревья. Это перспективное место, но и опасное. Чего только не висит на таком дереве!

Маски для подводной охоты

В определенных местах русла могут образовываться противотечения. Если вас вынесет к такой «обратке», не торопитесь плыть дальше. Пристройтесь там, где вас не будет задевать ни прямое, ни обратное течение, и полежите. Такие места – охотничьи угодья крупного жереха. В средних реках встречаются локальные ямы, которые принято называть омутами. Если верить пословице, то «рыба ищет, где глубже...». В жизни это не всегда верно. В середине лета, почитай, все омуты (особенно если они без бревен) пустые. Как днем, так и ночью. А вот по течению на входе и на выходе из них, если там уже растет тот же рдест, очень даже часто прячется рыба. Очевидно, это опять же связано с изменением интенсивности течения: при входе в омут течение почти останавливается, а на выходе наоборот – резко набирает силу. Острова на реках тоже создают за собой остановку течения и завихрения. За многими островами намывается песок и образуются косы. Они для нас неинтересны. Но если русло не песчаное, то за островом может укорениться водная растительность. При хотя бы метровой глубине это очень перспективное место. Растительность, отмирая из года в год, создает подушку из ила, появляется корм для мелочи. Таким образом, этот локальный участок начинает жить по законам малой реки. Ну, а если перед вами десятки километров вроде бы одинаковой реки, куда податься? Точно может сказать лишь тот, кто плавает в этой реке ежедневно. Но даже его вчерашние сведения сегодня могут оказаться ошибочными. Известно, например, что в районе и ниже впадения в реку ручьев и малых речушек любит концентрироваться рыба. Действительно, ручьи часто несут прохладную, более насыщенную кислородом воду и приносят вымываемый корм. А могут принести и отравленную тем же навозом воду. Как это узнать? Или еще: многие из нас полагают, что шансы на успех увеличиваются с удалением от жилья в труднодоступные места. Бывает и так. Но бывает и наоборот. Кто знает, может быть, в труднодоступных местах как раз и бесчинствуют «электрики», а вблизи деревни или города побаиваются? Короче говоря, на наличие в реке рыбы очень даже влияет пресловутый «человеческий фактор». А его учесть невозможно. Наверняка у других «охотников со стажем» личный опыт в чем-то отличается от опыта, приведенного в этой статье. Это и понятно, и вполне закономерно, так как познать живую природу до конца нам не дано. Каждый из нас выхватывает из этих знаний лишь малые частицы, которые определяются как нашими личными качествами, так и Законом Случайностей. Рыба очень по-разному ведет себя при различных метеоусловиях, в разное время суток, в разное время года. Когда, в какой степени и какая рыба переходит из одного состояния в другое и начинает вести себя по-иному – задачка с тысячью неизвестными. Я, проплавав с ружьем и маской более 50 лет, очень хорошо понимаю бесперспективность полного познания жизни рыб. Хорошо это или плохо? Да замечательно! Представляете, если бы мы все знали о них заранее? Ни интриги, ни творчества, ни адреналина! Охота превратилась бы в нудную, тупую работу. Нам это нужно? Нет уж, пусть все будет, как есть... 
 

Posted on 2021-02-28 Статьи, Подводная охота 1606