ПОИСК

КОММЕНТАРИИ

Вы еще не оставили комментарии

АРХИВ НОВОСТЕЙ

1

1

АМОС НАХУМ, ЛЕГЕНДАРНЫЙ ФОТООХОТНИК НА ОСОБЕЙ РАЗМЕРА XXXL, ДАЁТ ПЕРВОЕ ИНТЕРВЬЮ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ

В экспедиционной программе Амоса, отчасти уже расписанной до 2014 года — киты и кашалоты, кальмар Гумбольдта и морской леопард, белый медведь и снежный барс, косатки, нарвалы, крокодилы, анаконда и большая белая акула. То есть не только гиганты океана. Но два подряд титула фотографа года по версии BBC (2008 и 2009) Амос получил именно за подводные кадры. В этом номере — портфолио Амоса Нахума и его ответы на вопросы о жизни, Вселенной и вообще.

ПРИРОДА-МАТЬ
Первый кадр Амоса Нахума, который мне попался на глаза несколько лет назад – китовый хвост, уходящий в бесконечность. Настоящая подводная фотография, сделанная сухопутной (тогда ещё плёночной) камерой от самой поверхности воды. Простая идея, получившая совершенное и оригинальное воплощение. Наверное, не меня первого этот хвост восхитил и вдохновил на эксперименты.
Это уже потом Амос по секрету рассказал, что один русский умелец научил его, как снимать внутренний ограничитель на широкоугольнике, чтобы фокусироваться на самое близкое расстояние. Это не на всех объективах возможно, но тогда именно эта деталь позволила опустить Nikon F4 к самой воде и поймать на плёнку тот фантастический момент.


Не прошло и года с той первой заочной встречи, как оказался вместе с Амосом в антарктической фотоэкс-педиции Elysium, где были сплошь мировые знаме-нитости: Дэвид Дубиле, Йоран Эльме, Майкл Оу, Эмори Кристоф (это тот, который продюсировал подводную съёмку «Титаника» на отечественных «Мирах») и Эрнест Брукс-младший, живая чёрно-белая легенда. Все селебрити вели себя очень солидно, говорили медленно и никуда не спешили – и только неугомонный Амос всю дорогу восторженно показывал на дисплее камеры только что снятых пингвинов, леопардов и альбатросов. Какая-то совсем детская радость сияла в глазах шестидесятилетнего гуру, который, казалось бы, уже должен был повидать всё на свете и, как многие, перестать удивляться. Нечасто встретишь увлечённого профи, который в солидном уже возрасте не то чтоб не теряет интереса к жизни, а даже наоборот: широко и гордо шагает навстречу новым приключениям, выдвигает новые идеи и зовёт с собой других.

Амос Нахум: Моё дело — изучать гигантов океана, их взаимодействие друг с другом и с нами, с человеческими существами. Развенчивать миф о заведомой опасности дикой природы. Просвещать людей и беречь планету.

А как у фотографа насчёт третьего глаза?
О, этот глаз как раз самый важный! Кадр ведь сперва предстаёт именно перед твоим внутренним взором – а уже потом осознаёшь, что ты хотел бы и что вообще можно этим кадром сказать. Потом визуализируешь эту картинку – и отправляешься её искать.

Понятно, что сначала надо овладеть как следует камерой, искусством композиции, светом, изучить существ в их естественной среде (в воде или на суше)... И когда наступает зрелость и появляется уверенность – вот только такие фотографы, художники начинают слышать шёпот интуиции и доверять ему. Мой опыт говорит за то, чтобы кадры не «снимать», а именно создавать. На что и стараюсь вдохновлять других. Для этого веду специальный семинар: The Zen of «Making images» versus «Taking pictures» – то есть чтоб не брать готовое, а творить самому.


Если так, то сколь далеко фотографу дикой природы дозволено заходить ради супер-кадра? Где для тебя граница?
Скажу так: уважай себя, среду вокруг и саму дикую природу. Только так получишь новый опыт и сумеешь увидеть мир третьим глазом, чтобы создавать прежде невиданные кадры. Никогда не вноси изменений в естественную обстановку и не заставляй животных вести себя так или иначе. Если же делаешь так – то ты обязан об этом заявить, не скрывая. Чтобы не подрывать к себе доверия: как к фотографу и журналисту.
И не колдуй над картинкой, не приукрашивай реальность всеми этими цифровыми примочками... а если делаешь так, то прямо об этом говори. Если кадр сам по себе достаточно хорош, то никаких улучшений, которые предлагают всякие цифровые лаборатории, и не потребуется. Да и всё равно эти манипуляции потом вылезут на поверхность.

УЛЫБКА АКУЛЫ
Акула на обложке номера — призовой кадр, сделанный Амосом у берегов Южной Африки: там проходящие своей дорогой большие белые подстерегают упитанных незадачливых  котиков в проливе между парой островов и хватают их, иной раз выпрыгивая ради этого из воды. Строго говоря, это не подводное фото: но акулы для дайвера — они ведь и персонажи чёрного юмора, и желанный фототрофей, и воплощение ужаса.
Отчасти из-за этого безотчётного ужаса акул не щадят: показывали, как отрезают у живой акулы плавники для супа, а тушу выбрасывают за борт.
Амос последовательно выступает против истребления акул – и лично выходит из клетки один на один с большой белой, своим примером доказывая, что знание – сила.  


Акулы и вообще те гиганты, которые сегодня в твоём экспедиционном меню: долго ли они ещё продержатся?
На самом деле, далеко не все океанские существа нынче в опасности. Хотя скорее всего навсегда потеряем североатлантических гладких китов. И белые медведи сильно сократятся. Зато горбачи и синие киты, наверное,  прирастут.
И что: вот в каком-нибудь 2020 году — каким будет дайверский мир?
Думаю, к тому времени появится снаряжение, чтобы плавать без баллонов, извлекая кислород из воды, как жабрами.
В области фотографии – уже через пару лет, не дожидаясь двадцатого года, сможем снимать на видео и использовать любой отдельный кадр как фото, в самом высоком разрешении. Кругом будет сплошное 3D. Оборудование станет ещё меньше и легче. Вообще понятно ведь, почему столько новшеств в фиксации изображений: человек 80% информации воспринимает визуально! Посмотри, как изменилась техника фотографии за полтора десятка лет! Дайвинг меняется куда медленнее.


А ты сам с чего вообще начал: с фотографии или с дайвинга? Что вообще заставляет фотографа лезть под воду? Или пускаться во всякий экстрим: в холод, в жару, на высоту и тому подобное?
Начал я с фотографии, причём с уличной. Потом журналистика. Фронтовая фотография. Потом мода, гонки... много всего, пока не дошёл до подводной. Не знаю, как у других, а я пошёл под воду, поскольку чтобы получить профессиональное признание и войти в топ, надо было нащупать собственную нишу. Я искал в морской тематике такой аспект, который на тот момент не был ещё отработан. И вот в начале 90-х я увидел, что, с одной стороны, есть мой опыт контакта с гигантами океана – а с другой, что об этом пишут, как это снято и показано. А главное – чего не пишут и не снимают. Между одним и другим – огромная пропасть. Вот и занялся этим. Последовал зову сердца, не взирая на риск, хотя не было ни наставника, ни даже примера для подражания.


Никого не удивит, если скажу, что мой разум и мой банковский счёт мне советовали как раз наоборот. Была такая внутренняя борьба.
Ну а вот совершенный кадр: он какой? Тебе такой кадр удавался?
Совершенный кадр – это когда останавливаешь на нём взгляд и стоишь, ошеломлённый. И кругом притихает толпа. Ну а потом этот кадр используют в рекламе. Такое случается, когда композиция, свет и экшн взаимно дополняют друг друга. Причём предмет не обязан быть экзотическим.


Много чего в дикой природе ещё не снято. Но можно и тот же самый объект снять уникальным образом, творчески.

ИТОГО
Когда выйдет этот номер, Амос Нахум будет выступать с лекцией на «Золотом Дельфине», а в Гостином Дворе будет проходить его выставка, первая в России. Кому идеи Амоса покажутся близки – тем пора записываться в его экспедиции: на 2014 год ещё есть пара мест. А до тех пор ещё многие свои взгляды можно успеть пересмотреть и многому можно научиться.


А после «Дельфина» вместе с Амосом отправляемся на Белое море к Михаилу Сафонову, в знаменитый «Полярный Круг» (известный, как оказалось, далеко за пределами отечества). И вполне возможно, что беломорские белухи вскоре займут в экспедиционном календаре BigAnimals.com постоянное место. За сутки в мурманском поезде ещё наговоримся.

Posted on 2014-02-14 Статьи, Интересное 0 427

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙоставьте ответ