Наблюдения. Судак. Часть 2
(066) 402 90 96;
(044) 499 21 50;
(096) 114 72 72;
(044) 374 50 50;
Наши магазины на карте
В КОРЗИНЕ: 0 шт., 0 грн.

Наблюдения. Судак. Часть 2

Иногда новички или просто завистники, видящие ночные кадры охот (снятые, нужно сказать, часто очень глупо, а монтаж выстрелов создает эффект жесткого рубилова, хотя порой это видеоматериал, снятый за годы), когда сом или судак, или любая другая рыба спокойно дает себя рассмотреть и выстрелить, создавая эффект «пришел-увидел-победил», – позорно терпят фиаско в попытке повторить такое. Потому что, прежде чем просто высветить рыбу фонарем, ее еще нужно найти. А для этого нужно знать и изучить досконально пути миграций, места кормежек, особенности ночного и дневного поведения, вогнать в идеал технику плавания под водой и все свое снаряжение… в общем, – уже нужно обладать МАСТЕРСТВОМ! А то порой воротит от огульных криков типа: «сом/судак ночью – не добыча!» Так покажи, не ори, усатых под сотню, взятых тобой ночью так безоблачно и легко, как кричится! Я сниму шляпу. Короче, прежде чем судить, нужно на себя хорошо посмотреть и прислушаться: а голос ли это вообще? Или жаба квакает изнутри…? А пока, почему-то, как раз те, кто присаживаются на ночные охоты (часто по небольшим глубинам), кажущиеся, конечно, более легкими (почему так кажется и причины этого – тема отдельная) – и не блистают особыми трофеями. А все больше мелочь – удел таких крикунов. И разговоры с апломбом. Чемпион мира по боям без правил не будет орать каждый раз, что уже в сотый раз отметелил соседского пацаненка, занимающегося всего пару лет каким-нибудь единоборством. Потому что это смешно. И все это понимают. Иди туда и дерись с теми, выиграв у которых, ты будешь соответствовать уровню. Подводная охота в этом отношении ничем не отличается. На то мы и охотники, чтобы изучать соперника, расколоть его слабые места, его огрехи в технике – и все-таки в итоге ПОБЕДИТЬ. Победили? Многократно? Стало скучно? Не позорьтесь поливанием того, что недавно было еще серьезным этапом для вас (или еще хуже – чего вы сами даже не попробовали). Оставьте это тому, кому это реально интересно, как было недавно интересно вам. И идите дальше. Кто знает, ведь возможно пройдут годы, и вам убийством покажутся самые сложные ранее охоты. Я скажу больше: если вы БОЕЦ с больших букв – то этот этап ДОЛЖЕН наступить. Рано или поздно. Драться и побеждать – наскучивает. Становится интересно развиваться дальше. У каждого свой путь. Кто-то хочет обучать. Кто-то снимать видео. Или нырять глубже. Или стрелять все реже, но все памятнее. Не поэтому ли многие охотники, настрелявшись, стали учителями, кто-то ушел во фридайвинг, кто-то потерял голову от конструирования снаряжения, кто-то сошел с ума на фотографии? Но так или иначе – хороший боец найдет себе нового «соперника», а не будет хаять побежденных или ставших неинтересными лично ему.


Вернемся к погодным состояниям судачьего бытия. После осеннего хода судака, со своими специфическими охотами по нему в это время, я для себя понимаю уже зимние охоты. Зимний сезон мне примерно представляется после падения воды ниже +3 +5° С. Я ориентируюсь на показания Гидрометцентра. То есть – общий температурный фон, измеряемый этой организацией все время в одном и том же месте. За годы записей в дневнике я уже точно знаю, какова будет температура в той или иной части водоема, отталкиваясь от их показаний. Конечно, показания индивидуальных наручных приборов тоже можно и нужно брать во внимание. Но помните – все эти показания имеют ценность, если они снимаются регулярно, не один год, и в конкретных местах. Вы, зная показания государственной метеослужбы, должны уметь их «привязать» на общую температурную карту водоема. И наоборот. Не иначе. А для этого – еще раз настоятельно рекомендую вести охотничий дневник, позволяющий анализировать себя как нельзя лучше.

В общем, к похолоданию до таких температур, мелочь и «бель» начинает окончательно сваливаться в ямы, уходя на комфортные для нее глубины (не всегда они будут максимальными, в отличие от бытующего мнения). Хищники, и судак в том числе, в этой природной миграции – не исключение. При воде +5° С и ниже встречаю судака почти всегда зимними стаями, в «зимнем настроении и поведении». Ну, или так называемыми «корзинами». Тут уж кому какой термин нравится. Соседствует зимующий судак часто вместе с сазаном и амуром. Я сам наблюдал примерно такие же картины. Но не в камнях, а в завалах из деревьев.
Мой знакомый на одном своем, найденном кровью и потом месте, найденном совершенно случайно, в поисках зимнего сома по песчаному дну, берет теперь достаточно регулярно судака с сазаном просто стоящими на песке. Причем первых он нашел так: стоял судак в ямке собственного производства, а рядом, впритык, – стоял сазан. Так по сей день и постреливает их там. Говорит, что встречаются не очень часто. Но, как правило, из разряда «пап и мам», и почти всегда соседствуют.  И рядом нет ни коряг, ни выраженных ям… ничего видимого нам из рыбьих «вкусностей». Вообще, я лично заметил, что сазан – еще тот космополит. Может удачно зимовать как в соседстве с судаком, белой рыбой, так и с сомом. В общем, нашли сазана – ищите судака. Как правило, эти парни любят друг друга.

Судак в принципе – стайная рыба. И стаю этой рыбы можно встретить в хорошем месте не только зимой, но и летом. Просто по зиме «группировки» эти более выражены и многочисленны. Я лично находил скопления по 50-100 и более особей в одном крепком месте, при полной пустоте в окружающих завалах, и на первый взгляд – совсем не менее привлекательных. Последние пару лет наблюдаю уже многие сотни особей, собирающиеся на одном облюбованном месте. Некоторые перекочевали на кукан, в весе до 14 кг. Рядом есть места – ну совершенно один к одному. На первый взгляд даже лучше. Но там если и встретишь судака – то в единичных вариантах. Из тех мест скоплений, что я встречал обжитыми, и достаточно регулярно встречаю – он предпочитает места проточные, но при этом обязательно такие, в которых можно укрыться от прямого течения. Любит клыкастый стоять под корчами с промоинами под ними и песчаным(!) дном. Как по мне, типичный вид излюбленного места стоянки крупного судака очень хорошо отображен на фото №5. На фото №6 – хороший приямок, с камнями, песчаным крупным дном, тоже явно ему будет по душе… что и видно на фото.


С дном, выстеленным ракушкой, судака я встречаю намного реже. И, как правило, – одиночек на ходу, перемещающихся куда-либо. Особенно часто встречаю его стаи, если крепкое место расположено на месте, отличающемся  от основного рельефа, что в принципе подтверждается и братьями-спиннингистами. Судак любит либо бровки, либо возвышения в обширных ямах, выходы из них; либо наоборот – резкие понижения дна (как, впрочем, почти любая рыба). В общем – всегда ищите максимальные аномалии для данного места. Если это большая обширная яма – то интересно будет поискать рыбу на локальных возвышенностях. Если это огромные мелководные площади – то стоит поискать резкие углубления, расщелины или просто локальный коряжник/камни. Кстати, из практики: часто при поиске рыбы не было в огромных мощных завалах. А находил я ее в отдельно стоящих небольших, крепких местах.  У меня, как и у всех охотников, есть совершенно четко определенные места, где практически всегда по зиме мы встречаем судака. «Огороды», или волшебно-сладкое слово «точка», – так это часто в шутку называют с тайным трепетом в груди те, кто «нарыл» их в своих нелегких охотничьих поисках, – всегда встречают нас рыбьим населением. Причем часто они заполняются с фанатичной упорностью. Правды ради нужно сказать: к концу зимы постепенно беднеют, если частота наших визитов к ним в гости слишком велика и нарушает природный «рыбообмен» в водоеме. Поэтому никогда не жадничайте – не превращайте ничего за собой в выжженную землю. Возьмите крупняк, и то  в разумных пределах. Оставьте бóльшую часть жителей сладкого города «Точка» для привлечения инвестиций в виде вновь прибывающих сограждан. Это закон, которому всегда и неукоснительно следует рыба. Можете представить себе скопление рыбы в виде магнита. Чем магнит больше – тем сильнее притягивает к себе. Чем больше стая – тем больше, чаще и крупнее будут подтягиваться на тусовку сородичи. Если хотите плодов – не рубите дерево.
Как пример привязки рыбы к рельефу, к его аномалиям – многие хорошие мои личные «точки» расположены на глубине 5-7 м, на резких подъемах дна относительно общих бóльших глубин. При этом рядом расположенные огромные коряги, лежащие более глубоко, – практически всегда пусты. Буквально в десятках метров от одного такого «лобного» места идут свалы, резкие углубления дна, дальше идет яма до 18 м с корягами в ней. Но тут, в этой яме – рыбу берешь не чаще, чем в любом другом месте. И иногда можно отбарабанить по ней целую охоту впустую. А зайдя на «точку», казалось бы, совсем не такую сладкую, буквально рядом можно за полчаса наклацать зачет и со спокойной душой погрести домой.

Еще из особенностей и причуд братьев наших мокрых: никогда (как и в случае с сомом) не встречал сильных разбросов в весовых категориях этих собравшихся судачьих «корзин». Обычно примерно такое деление: шнурочки до кила-полутора – отдельно; от 1,5 кг и выше – тоже отдельно. Находил порой «бригады УХ» с минимальным весом судака в 3,5 кг и максимальным – 9,5 кг. При очень больших скоплениях самые крупные, так или иначе, держались вместе, а уже прилично в стороне – особи поменьше весом. Так, в месте, где я брал судаков до 14 кг, все они были от 4-5 кг и выше. Сначала я подумал, что у меня нарушилось масштабирование, и я уже ничего не понимаю в размерах. Судаки реальным весом в 5-7-8 кг казались размером с 1-2 кг пистонов, по сравнению с рядом стоящими «папами». Лишь когда я, далеко не на первом нырке, тщательно обследовав место, взял самого крупного, и уже у буйка понял его окончательные размеры – я сообразил, что такое были эти «пистоны». Рядом с крупными, здоровенными судаками не было особей менее 4-5 кг! И лишь в приличном отдалении начинали попадаться судаки поменьше. Кстати, это еще один несомненный плюс трофейной охоты: ты моментально теряешь интерес даже к казавшимся ранее крупным рыбам, взяв одну реально гораздо более серьезную. Кто не понимает, насколько приятно взять одного судака на 10 кг, а не пять по 2 кг – мне их жаль. Я предпочту даже просто увидеть, пусть и не взять, – очень большую рыбу, чем взять пару-тройку мелких. Само воспоминание о встрече – уже радость.


В общем, я знаю: если я сразу, на одном нырке, вижу под корчами «россыпь» карандашиков – то потом очень и очень редко найдешь рядом реально хорошего судака.   Почему они вообще собираются такими группами для перезимовать – у меня лично есть пара предположений. Во-первых, ясно: судак – стайная рыба. Стайная даже летом. Правда, стая может быть не выраженной, но для неленивого хантера – почти всегда найдется еще пару штучек неподалеку от уже взятого. В литературе встречал мнение о том, что стая имеет вожака, самого крупного/или крупных судака/ков. Лично я согласен с этим. И помимо его тяги к стайной жизни, есть еще один немаловажный фактор, заставляющий его собираться под одной крышей: это само укрытие, его малопосещаемость хищником (читай нами), его расположение и тип дна под ним. Хорошее место пусто не бывает. Как-то так. Я думаю – это основные моменты выбора стайкой судака места своей стоянки. А почему они любят аномально выраженные места? Видимо, резкие отличия в месторасположении облюбованной коряги дают определенную «игру» струи в нем, дающую и течение, которое любит судак. Также, одновременно из-за возникающих турбулентностей и завихрений, а значит слоев тихой воды, – возникает возможность не цепляться всеми зубами и плавниками за дно, тратя на борьбу с течением лишние силы. А любой организм, особенно зимой, – стремится к состоянию максимальной экономии энергии, которая и так находится на критическом уровне.

Иногда, если судак встречается на голом дне, – это, скорее всего, будет «интересное», хрящеватое дно. Особенно летом и осенью бывает, на течении, что стоит  в локальных маленьких ямках, вырытых им же. Иногда ямки настолько глубокие, что торчит из нее только частокол спинных шипов. И ночью, как правило, он часто держится рядом со своей «норкой». Бывает так, что на первом нырке не нахожу хозяина – сделаешь пару нырков, и он сам подходит, иногда очень агрессивно (быстро подлетая прямо к фонарю). Похожее поведение встречается только при защите своих гнезд весной (но в это время его нельзя трогать). Зимой такая встреча на почти голом дне, без серьезных укрытий, – более редка, по крайней мере, для меня. Хотя и встречаются иногда одиночки, или сильно разбавленные водой особи – прямо по дну без крепей, но с крутыми песчаными перекатами. Хорошие перекаты требуют особого внимания: тут могут, помимо судака, прилечь хорошие усатые черные папы. Днем в таких местах, без серьезных укрытий, – он более осторожен, чем обычно, даже больше фарватерной щуки, лежащей на открытом месте. Ночью, конечно, он будет спокойнее и подпустит ближе в таком месте. Но и найти его ночью еще нужно. И опять-таки: если не шуметь и не бряцать сбруей. Ночью он будет, скорее всего, бродить по своим делам. Так как питается судак даже в глухозимье.
Найденный под фонарь ночной судак, при всем своем спокойствии, – это еще не все, чтобы мысленно его пожарить. Шуметь от радости и ложиться на дно для удобства выстрела я не рекомендую, даже ночью и даже когда судак стоит в «крепком» месте. Я никогда, за исключением редких случаев, когда иначе нельзя, не трогаю руками дно и не опираюсь на то, что может быть для рыбы укрытием. Что бы это ни было. Рыба может уйти. Любая рыба, а судак тем более, – очень не любит посторонних звуков, непонятных ему касаний дна и т.д.  Причем иногда стоит «бабахнуть» одному – как разлетится вмиг вся стая. Учитывая то, что зимой часто вся охота – это многочасовое брожение по подводной пустыне, с нахождением редких оазисов жизни, – то втройне обидно, когда из-за одного прикосновения может быть испорчена вся охота.
У судака очень чувствительные окончания, расположенные на плавниках и брюхе, которые являются хорошим козырем в борьбе за свою жизнь. Ночью не расслабляйтесь – осторожное поведение никогда не помешает, иначе можно увидеть грустную картину, которую, к сожалению, по тупости своей я наблюдал пару раз. Было так, что просмотрел я завальчик неплохой, нашел мелких судаков, стоящих группкой… вроде из «родителей» - никого. Начинаю, как всегда, «эксперименты». То пытаюсь рукой рыбу прихватить. То пугаю одного, и смотрю – как реагируют остальные. И так вот оперся рукой на дерево, аж ракушки посыпались на дно – и в полуметре от меня, из-за бревна, сначала параллельным курсом, резко перешедшим в перпендикулярный ко мне, – уходят два сазана. Один – кила на 3-4 «підсвинок», а второй – явно за пятнашку. И уходили не особенно быстро… да и вряд ли зимой уйдут далеко. Я сразу вынырнул, отметив направление ухода относительно берега. Погоня не имела успеха, выстрел вдогонку – тоже. Я их не нашел. Вдали виднелся лед, оставшийся у берега припоями. Я на то время уже знал, что шутки со льдом заканчиваются плохо, и понял, что рыба ушла без возврата. В общем, одна ошибка стоила неплохого трофея, и по сути – испорченной охоты. Так что шуметь в любом случае не рекомендую. Если мелочь и устоит, более крупная и настороженна рыба – уйдет. И, скорее всего, мы и знать об этом не будем.

По пищевой активности – даже зимой часто встречаю именно охотящегося судака,  вскрытие желудков подтверждает это. Да и вообще, судак и щука – основная добыча зимних рыбаков, любящих пройтись по хищнику. Правда, зимой я никогда не видел его на отмелях до 0,5 м глубиной, очень активного, «на ходу», движущегося иногда с приличной скоростью (одним словом, летнего судака на охоте). Зимой, как правило, – это просто вальяжное его зависание над бровками, заведомо глубокими свалами в яму. Могут бродить медленно рядом с корягой, облюбованной для жилья на зиму. В определенные дни (скорее ночи) – все они выходят из завала и рассредоточиваются в округе. Я думаю, именно такие дни приносят лучшие зимние уловы – нашим «сухим» братьям - рыбакам.
Бить судака, особенно не одиночек, стараюсь четко в загривок. Не горб с шипами! А именно загривок, там, где уже начинается голова! Чуть выше линии, соединяющую глаза. И стрелять стараюсь – просто накалывая. Не на весь вылет гарпуна. Бой ружья при этом ставлю минимальный. Но будьте внимательны к тому, как работает у вас регулятор боя. Если он склонен затягивать сам выстрел – судак банально может успеть уйти. У меня на одной охоте начали сходить почти все судаки. Жму на курок – сход, еще до выстрела. Жму – сход. И так много раз. Я сатанею, ничего не понимая. Потом оказалось: между курком и телом рукояти попала песчинка и здорово, с хрустом терлась, издавая скрип, явно слышимый на воздухе. Этого хватило, чтобы испортить всю охоту, и многие судаки уходили, хотя до этого таких случаев у меня почти не было. Для меня сход судака из-под носа – это такой себе позор. Роспись в своей грубой ошибке. Значит, нашумел, что-то сделал не так. 
Если тактически нет возможности лупануть сверху в загривок, в мозг – бью туда же, но сбоку. Именно туда, где как раз заканчивается жаберная крышка. В ее основание. Не порчу мясо, а рыба умирает, даже не дернувшись. Если выстрел точен, и пораженный судак не начал биться в агонии, даже короткой, то рядом стоящие судаки могут чуть дернуться в стороны, но не разлетятся кто куда. Максимум – это отойдут в сторону. Иногда от звука выстрела они, конечно, метнутся кто куда, совершенно хаотично, как караси в камыше при выстреле: песок взлетает на полметра в высоту, сносится течением – но вот они, стоят красавцы, хоть уже в другом порядке строя. Стрелять в тело, даже задев позвонок – вы рискуете заставить судака биться в агонии, пусть очень короткой. Это плохо сказывается на настроении рядом стоящих собратьев. Проверено. Они могут совершенно не испугаться звука выстрела, но уйдут врассыпную от бьющегося в агонии собрата.
Однажды у меня был забавный случай на эту тему: нашел тройку судачков. Один стоит между бревнами, как раз под выстрел, а два четко под бревнами, параллельно им и третьему судаку. Решаю бить того, который снаружи (те, что стоят «покрепче», более вероятно, что останутся на повтор). Стреляю. Попал. При звуке выстрела из-под бревна сначала резким рывком вылетает судак, а потом так же резко останавливается, как подкошенный, – и медленно, вальяжно валится тупо на бок, мелко трясется всем телом в какой-то агонии. И так затихает, театрально падая боком на дно… Все это действо я наблюдаю, уже начав всплытие после удачного выстрела. Думал, что так и будет там лежать, – настолько театрально и эффектно он «умер». Но на следующем нырке я его не нашел. Он уже видимо роль свою отыграл и ушел за кулисы, минуя мои овации и кукан. Почему его так тряхануло? – по сей день гадаю.  

Несмотря на спокойствие этой рыбы и обычное отсутствие проблем при взятии, я сразу после выстрела не занимаюсь ничем иным, как всплытием. Как и после взятия любой другой. Это принцип, который я не нарушаю никогда. Ну, разве только выстрел произошел сразу в начале нырка, в тепличных для меня условиях, на малой глубине, на чистом дне. Не рекомендую почти никогда, за редчайшим исключением, который может подсказать только немалый опыт, хватать рыбу с гарпуном и пытаться ее взять, выкорчевать гарпун, всплыть сразу с ней в руках. Безопасность – это наиважнейший приоритет. А она при такой тактике хватания подстреленной рыбы – очень серьезно страдает. Что бы там ни считали, или не говорили. Меня припутывали рыбки совершенно позорно малым весом, создавая уже очень весомые проблемы. Именно при таких захватах. На ровном месте. Не спешите. Лучше сделайте более точный выстрел, рыба никуда не уйдет.
В общем, после выстрела я СРАЗУ начинаю всплывать – и, выровнявшись, увидев поверхность, по ходу движения, за линь – начинаю поднимать судака. Если гарпун создает излишнее сопротивление при подъеме, я даю отработать катушке. Не ленитесь лишний раз ее смотать, даже ради небольшого судака. Дело не в судаке, а в вашей жизни. А то, что это опасно – предмет отдельной статьи. Так что просто поверьте. Все наши проблемы, в отличие от бытующего мнения, – почти всегда не в весе рыбы. А в невзвешенности наших поступков под водой.
Вернемся к выстрелу. Как правило, зимой  у меня более 50-70% выстрелов идут сверху вниз – в дно. И в 95% случаев этих моих выстрелов судак сразу же видит белый тоннель и свою нелегкую жизнь. Я предпочту нырнуть второй раз. Но выстрелить точно.
Даже несмотря на то, что любимый наконечник у меня так называемый «Зелинского», заклинивающий часто в песке и иле, с судаками при их характере не бывает никогда проблем, особенно зимой. Если он и пошел гулять после не совсем точного выстрела – то, как правило, никуда уже не денется.


Если выстрел был сбоку и под корягу, то сразу с задним ходом я чуть выдергиваю судака за линь – «из коллектива», чтоб не трепыхался, – и сразу наверх. Очень редко: если охота днем, и очень хорошая видимость, и это начало нырка, а судак взять не мертво – могу взять судака руками для подъема на поверхность. Только во избежание большего зла – запутывания и затягивания им шнура – в коряги. И опять-таки: поднимаю его, если он не пробит навылет, – за линь (не за гарпун!) Это одна из причин, почему у меня, как правило, 5 м линя на линесбрасывателе, если, правда охота не на очень сильном течении и коряжнике (тут рабочий шнур нужно ставить гораздо жестче и короче). Помимо избегания динамических рывков при сходе хорошей подстреленной рыбы и возможности дальнего выстрела – длинный рабочий шнур помогает первые «тяжелые» метры всплытия не тащить рыбу наверх в руках, да еще и так с обычно нейтральной или отрицательной плавучестью, а спокойно всплывать, начиная натягивать линь по проходу первых 3-5-ти метров. За гарпун настоятельно не рекомендую тащить никакую рыбу. Даже уже вытащенную на поверхность рыбу, находясь возле кукана, не держите на гарпуне, как на вертеле!  Никогда. Во-первых: рискуете получить свою железяку себе в тушку, в стекло маски. А во-вторых: даете опору рыбе, которая, вдруг очухавшись, может на удивление шустро себя порвать и уйти.
Тип заточки рубящей части гарпуна/наконечника при охоте на судака (а в общем-то, не только судака, и не только зимнего) – предпочитаю «корону», особенно при том, что с ним в прилове часто попадается и сазан. А для работы по сазану вообще лучше еще ничего не придумано.
Боится ли сей рыб света? Зимой, и вообще в любое время года? Судак света не то что не боится, а он его привлекает и гипнотизирует. Но есть одно важное «но», не дающее нам, как и лошади, расслабиться. Световые эффекты судакевич-то любит. Но если вы считаете, что он вкупе с ними любит еще и шумовые эффекты, или стерпит их – то вы глубоко заблуждаетесь. Крупный судак, впрочем, как и любая «взрослая» рыба, – это осторожное существо. И если я лично к судачку на 3-5 кг подхожу пусть не с трепетом, но с уважением, то при виде сей рыбы, весом в районе +\- 10 кг, я уже готов вынуть из себя душу и беззвучно отправить ее в бой. Потому что такой судак не зря дожил до своего веса. Это настоящий боец. И прежде, чем рассуждать о явной легкости его добычи – неважно днем или ночью – неплохо бы подкрепить это десятком хороших трофейных зверей в своей памяти. Лично для меня охота – это не убийство. Это бой. Спарринг с достойным соперником с риском для жизни. Тем, что мы не в своей среде, а в чуждом мире, где мы – гости. Я не знаю как кто, но я уважаю дом, в который прихожу. Даже если я пришел для сражения. И поэтому я очень уважительно отношусь к его обитателям, к возможным соперникам в их лице. И именно поэтому не стреляю наобум, по кишкам. Не стреляю без осознания куда попаду. Не стреляю, не будучи готовым, на «авось возьму!»


Я, как и все, оставлял подранков. Стрелял – лишь бы выстрелить. Понимая, что скорее всего не попаду, но стрелял: «а, хоть так, все равно уйдет». Иногда попадал. Чаще, конечно, попадал. Но когда я или мои товарищи находили и добирали потом раненную, или что вообще ужасно, – бесцельно погибшую разорванную рыбу, это было страшнее всего. Понимать, что ты, гад, – уже не охотник, а убийца; не охотник, добывший рыбу, а бесцельный  уничтожитель – нет мерзостнее ощущения. Для меня – это худшее, что может быть в охоте вообще – бесцельно погибшее живое существо. Мне хватило пары уроков, а геройства в таких «взятиях» я и тогда, признаюсь, не видел. Это позор. Для нормально человека, я считаю, это должно быть крайне неприятно. И уберечь от такого позора мне хочется и остальных.  Именно поэтому я очень отрицательно смотрю на то,  когда на крупную рыбу ездят, например, с не готовыми для такой рыбы и охоты арбалетами. Да простят меня их почитатели. Но правда есть правда.
 

Автор статьи: Виталий Лахтин.
Автор подводных фотографий:  Юрий Батаев

Продолжение статьи ищите в следующих статьях.